doska11.jpg



Яндекс.Метрика
Теория диалогического воспитания и обучения ВОСПИТАТЕЛЬНЫЙ ДИАЛОГ (книга) Методические указания к двадцать восьмой истории (Искупление вины)
Методические указания к двадцать восьмой истории (Искупление вины)

Название темы
Искупление вины. Как получить прощение. Прощение надо заслужить. Исправление. Искреннее раскаяние. 

Представления детей
Темы стыда, переживания вины, мук совести, прощения не первый раз становятся предметом нашего разговора. Подробное описание представлений детей по этим животрепещущим, имеющим огромное воспитательное значение вопросам вы найдете в методических указаниях к четырнадцатой и пятнадцатой истории. Дабы не повторяться, будем предельно конкретны, остановимся лишь на аспектах, прямо и непосредственно связанных с содержанием настоящей истории, постараемся добавить к уже сказанному ранее (см. истории 14, 15) несколько новых, существенных черт.
Мотивы, заставляющие старшего дошкольника просить прощения, многообразны, как сама жизнь. Однако среди этих мотивов можно выделить две принципиально различные группы. Сразу оговоримся, наша абстракция (как и любая теоретическая схема) весьма условна. В действительности мотивы, относящиеся к каждой из групп, часто причудливо переплетены, взаимосвязаны.
Итак, признавая всю относительность нашей категоризации, обозначим мотивы, сподвигающие человека искать прощения: 1 – как корыстные и 2 – продиктованные искренним раскаянием, искренним чувством вины, муками совести, желанием исправиться.
Если ребенок просит прощения, пытаясь избежать наказания, повысить свой социальный статус, получить некие материальные блага, манипулировать окружающими, – словом, в узкоэгоистических целях, то доминирующими для такого «просителя» выступают корыстные мотивы. «Ты просишь прощения, когда тебе нужно, ты просто подлизываешься. Получив свое, берешься за старое. Я тебе не верю». Подобные гневные обвинения в адрес детей нередко звучат от их родителей.
Но прежде чем на «зеркало пенять», дорогие взрослые, вспомните, а не мы ли с вами повинны в превращении прощения в предмет самого заурядного торга. Не мы ли приказываем своим чадам: «проси прощения, а то не получишь…», «а то не возьмем…», «не купим…», «разговаривать не будем», «разлюбим». Что ж, урок не проходит даром. Теперь сынок или дочка просят прощения не по зову сердца, а чтобы «получить», чтобы «взяли», «купили», «разговаривали», «любили». Совершив ритуал, без осознания произнеся заветное «прости», ребенок уже в следующую минуту легко, играючи освобождается от принятых «повышенных обязательств». А ведь старший дошкольник должен и может «перерасти» утилитарный подход к прощению.
Судите сами, в ведущей деятельности – сюжетно-ролевой игре, – участвуя в реальной практике смены ролей, выстраивая сложные отношения со сверстниками, ребенок учится смотреть на ситуацию с разных точек зрения, ставить себя на место партнеров. Стремительный рывок к социализации. Увеличивающийся багаж контактов с близкими и «далекими» взрослыми, полярные, из разных позиций исходящие оценки собственной деятельности ребенка со стороны сверстников, взрослых. Вполне сформированное, развитое к 6 годам наглядно-образное мышление позволяет детям в плане представлений перенестись-оказаться в субъективной реальности другого человека. Мысленно пожить его умом, мысленно почувствовать его сердцем, примерить (простите за грубость) его шкуру.
Ругая ребенка за недостойное поведение, за причинение обиды кому-либо, взрослые вполне оправданно прибегают к хорошо зарекомендовавшему себя приему воспитания. «А если тебе так сделать? Тебе понравится?»
Нехитрый вроде бы способ оказывается весьма эффективным. Действительно, к интересующему нас возрасту, увы, каждый ребенок подходит с тяжким грузом обид и сопряженных с ними негативных эмоций. Каждый ребенок знает, чувствует, как несладко обиженному.
Некоторые психологи (например, Ж. Пиаже) почти полностью отказывают 5 – 6-летке в эмпатии. Дескать, эгоцентризм, эгоизм, сосредоточенность на себе настолько сильны, что не оставляют в душе старшего дошкольника места для сочувствия, сопереживания. Дескать, старший дошкольник черств и глух до поры. Ничего не поделать – возрастное.
Мы категорически против умаления возможностей ребенка. Ибо в противном случае придется признать, что старший дошкольник вовсе не способен испытывать вину, искренне раскаиваться в совершении плохих поступков, искренне просить прощения и, следовательно, не способен исправляться, расти в морально-нравственном смысле.
Не только страх наказания, разочарование в собственных силах – стимулирует развитие ребенка, но и стремление к высокому, – тому что еще неизъяснимо, но мощно влечет малыша к званию человека. Мы полностью на стороне замечательно отечественного психолога Д.Б. Эльконина, считавшего старший дошкольный возраст периодом, когда «фактически складывается личность», «появляется первый абрис детского мировоззрения».
В конкретной ситуации нанеся обиду конкретному человеку, в плане представлений – поставив себя на место обиженного, в плане «эмоциональных представлений» (А.В. Запорожец) – переживая отрицательные последствия своего поступка, испытывая самое настоящее мучительное, жгучее, всегда эмоциональное, яркое раскаяние, ребенок способен искренне попросить прощения. Слезы обиженного, боль в его глазах, даже защитная агрессия, конечно же, трогают сердца вольных или невольных маленьких обидчиков, заставляют искать пути примирения, «заглаживать» вину. «Ему плохо из-за меня, он мучается, страдает. Надо что-то делать для исправления ситуации». Добавьте деталей, нюансов, зрелищности, конкретики (кому плохо, как плохо, в чем выражается это самое «плохо», какую именно ситуацию необходимо исправить) – и вы получите примерный алгоритм мысли ребенка, обуреваемого чувством искреннего раскаяния, желающего просить прощения не по корыстным, а по бескорыстным мотивам.
Раскаяние ребенка «спрессовано» по времени, протекает гораздо динамичнее, нежели у взрослых. Ребенок легче переключается, чаще отвлекается. Но уж если раскаивается, то полностью, без остатка, без расчета. Впрочем, при желании и здесь можно усмотреть вполне понятную корысть. Ведь обидчик в каком-то смысле тоже жертва. Его терзают муки совести, душевный разлад. Попросить прощения и получить его – отличное средство восстановления покоя, гармонии. Многие дети догадываются об этом.
Какие же пути искупления вины, преодоления обиды торит сознание современных старших дошкольников?
Мы провели небольшое исследование на эту тему. В нем приняли участие 60 испытуемых из подготовительных групп двух детских садов г.Серпухова Московской области.
Познакомим вас с его результатами, представленными в виде тезисов:
1. Словесный оборот «искупление вины» старшим дошкольникам почти незнаком. Только два мальчика из религиозных семей смогли дать очень путаное определение, заимствованное, вероятно, из библейских историй.
2. Около 60% опрошенных в качестве синонимичного использовали выражение «загладить вину».
3. Подавляющее большинство наших респондентов (87%), со слов взрослых, из осмысления собственного опыта вынесли как аксиому: «виноват – проси прощения», то есть «попросить прощения» отождествляется детьми с «загладить вину». Если не задавать наводящих вопросов, этим рецептом, кажущимся малышам универсальным, они, как правило, и ограничиваются. Провинился, попросил прощения, получил его – и все как с гуся вода, возродился к новой жизни,чистеньким, беленьким. Хочешь успокоиться, получить прощения – так попроси его! Все просто. На первый взгляд такая позиция выглядит чистейшей воды наивностью. На самом деле она не лишена значительной доли практицизма, здравого смысла.
Во-первых, почти любое прощение начинается с просьбы о нем. Просьба – «видима», лежит на поверхности.
Во-вторых, взрослые так часто «тают», прощают обиды, едва услышав от любимого дитяти магическое «прости, пожалуйста».
4. А если «все, что мог, ты уже совершил»? Если желаемый результат не наступил? Просишь прощения, а тебя не прощают?.. Около трети детей потерялись, не знали, как быть в такой ситуации. Зато остальные оказались на редкость изобретательными, предложили целую гамму возможных вариантов. Среди них на первом месте незамысловатое «надо еще раз попросить прощения» или «надо очень вежливо попросить, сказать «пожалуйста».
5. Не все версии были такими «пресными». Ссылаясь на конкретные примеры, сценки из памяти, не так обобщенно, как мы сейчас скажем, а предельно приземленно, предметно, ребята рекомендовали:
а) компенсировать обиженному материальный и моральный ущерб («сломал игрушку, Петя обиделся, я ее починил, мы помирились», «мамину вазу разбил, мама обиделась, не разговаривала, мы с папой ее склеили и мама нас простила», «я Таню обозвала, она обиделась, я подумала, что зря обозвала, сказала, что она хорошая, она простила»);
б) попытаться оправдаться, в том числе и прибегая ко лжи, лукавству («Я ударил Витю, он обиделся, а я сказал, что падал и его задел случайно»).
в) сделать упор на то, что нанес обиду непреднамеренно, не желая плохих последствий, нечаянно («Я же нечаянно тебя компотом облил, не обижайся»);
г) «подкупить» обиженного («надо новую игрушку дать, он и забудет», «на своем компьютере разрешить поиграть», «на велосипеде покататься» и даже «яблоко дать откусить»);
д) пообещать, что «больше так не будешь»;
е) «битый небитого везет». Обидчик может припугнуть или пристыдить(!) обиженного («Надо сказать, если будет обижаться, то перестанешь с ним дружить или сам на него обидишься»);
ж) припомнить обиженному «старые грехи» («не обижайся, я же тоже на тебя не обиделся, когда ты мне мороженого не оставил»);
з) на обиженного можно пожаловаться взрослым;
и) попросить о посредничестве третье лицо, например, авторитетного сверстника («Ира на меня обиделась, а я Свету попросила, чтобы она нас помирила, чтобы Ира меня простила»).
6. Около 10% опрошенных ребят дали обобщенное представление о способе преодоления вины: «надо исправиться, надо хорошие поступки совершать, тогда тот, кого ты обидел, увидит, и обязательно простит» «надо лучше стать, думать, как лучше быть, помогать всем. На таких людей никто не обижается», «просто надо хорошим человеком быть, с хорошими все дружить хотят, ведь они никого не обижают».
Последнее определение (пусть в процентном соотношении таких детей не много), по нашему мнению, является особенно ценным. В нем – завтрашний день, ближайшая перспектива, зона ближайшего развития морального сознания старших дошкольников. Прощение обусловлено. Прощают не просто так, а за что-то. Чтобы получить прощение, нужно измениться, стать лучше, вести себя правильно, исправиться.
В старшем дошкольном возрасте отношения ребенка к окружающим и к самому себе постепенно перестают быть импульсивными, непосредственными, становятся опосредствованными нормами и правилами.
Ребенок все чаще сталкивается с обусловленным, критическим отношением к себе. Выполняешь правила – хороший, нарушаешь – плохой. Контакты со взрослыми и сверстниками неизбежно интериоризируются, «вращиваются» внутрь, прорастают в сферу субъективного. Образ критически или положительно настроенного взрослого, указывающего на недостатки или подчеркивающего достоинства, отмечающего соответствие или несоответствие поведения правилам, объясняющего мотивы своих оценок, руководит поступками старшего дошкольника как бы изнутри.
В преддверии младшего школьного возраста самооценка (знания о себе, оценка собственных достижений) ребенка становится не прямой, чисто аффективной, а обусловленной, культурной.
Почти половина современных старших дошкольников так или иначе чувствуют: прощение – не манна небесная, его необходимо заслужить. Заслужить, то бишь исправиться, стать лучше.

Цель и основные направления дискуссии
Первоначально, как обычно, выстроим во фронт и окинем мысленным взором корпус выводов, которые могут быть сформулированы вашими маленькими подопечными в ходе интересной, откровенной беседы по мотивам предпоследней истории. Учтите, мы постараемся передать не форму (она чрезвычайно разнообразна, изменчива), а суть искомых, «целевых» суждений и умозаключений.
От простого к сложному. Очевидно, ясно как белый день: виноват – проси прощения. Здесь ясность кончается. Наступает другое время суток, предвечернее, сумеречное. Время длинных теней, потери определенности. Оказывается, попросить прощения явно недостаточно, чтобы «загладить вину». Конечно, прощения попросить всегда хорошо и никогда не поздно. Но! Совсем не мелочь, не деталь – мотивы раскаивающегося человека. Важно понять, разобраться, почему ты или у тебя просят о снисхождении, что именно в каждом случае заставляет нас просить прощения. Возможны принципиально, качественно различные варианты. Допустим, обидчик раскаивается, будучи «припертым к стенке», «из-под палки», под воздействием внешних стимулов (страх перед наказанием, стремление добиться поощрения, в общем, «провернуть дельце» с выгодой для себя любимого), тогда прощение, даже если оно вдруг получено, какое-то неправильное, «ненастоящее».
Как отыскать верный критерий, как отделить зерна от плевел, фальшь от истины? Наверное, только от чистого сердца исходящее, из глубины души идущее стремление загладить вину, только жалость к «потерпевшему», горькое сожаление о плохом поступке, укоряющий голос совести заставляют нас искренне раскаиваться, обещают нам подлинное настоящее прощение.
Но даже искреннее раскаяние не всегда приносит успокоение обидчику. По большому счету, обидчик, ведь тоже страдает от последствий своих поступков и иногда больше чем обиженный. Эта мысль наверняка вызовет не только удивление, но и несогласие большинства старших дошкольников. Что ж, давайте разберемся. Если просишь прощения «просто так», потому что так выгодно, то обрекаешь себя на впадение в «дурную бесконечность» зла. На повторение недостойного поведения, на потерю друзей, на изоляцию. О человеке судят по делам. Когда минуту спустя после вымоленного прощения снова и снова оступаешься, не делаешь выводов, кому ты будешь нужен, кем любим, кто станет верить тебе, верить в тебя?
Только тогда получишь настоящее прощение, вернешь расположение, уважение, дружбу окружающих, вернешь утраченный душевный покой, когда после каждого плохого поступка одумаешься, постараешься исправиться, осознаешь, примешь к сведению, поймешь – словом, станешь лучше! Умей выносить правильный урок из своих ошибок! Меняйся к лучшему! Все (и ты в первую очередь) заметят положительные сдвиги, все их по достоинству оценят, тебе станет хорошо, люди к тебе потянутся.
Как видите, цели перед нами и впрямь масштабные, грандиозные. Но не будем заранее пасовать перед трудностями. Не убоимся упреков в идеализации детей, переоценке их сил. Не высоко мы «поднимаем планку» собственных ожиданий. Все взвешено, исчислено, подтверждено многолетней практикой. Любой приведенный тезис-вывод сам по себе в отдельности уже знаком большинству современных 6-леток. Проблема в другом. Показать связь разнородных на первый взгляд мыслей. Восстановить целостность. Систематизировать картину уже имеющихся спонтанных представлений и переживании. Акцентировать внимание на главном: по-настоящему загладить вину можно, лишь исправив свое поведение, став лучше.
Теперь внимательно проанализируем «путевой лист» – один из возможных сценариев диалога. Специально оговоримся, в нем – «программа-максимум». Не огорчайтесь, если результат будет скромнее.
С первым этапом (постановкой проблемы) затруднений не предвидится. Проблема появляется органично, как бы сама собой. История содержит прямую интенцию, просьбу о помощи, прямое обращение Светы к нашим ученикам: «Что я, по-вашему, сделать должна, чтобы Мила простила меня?» Кропотливо, тщательно, не спеша собирайте урожай мнений ваших собеседников по этому вопросу. Игровой момент употребите. Конкурс на лучшее решение устройте. Только не переигрывайте. Напротив, всю серьезность ситуации подчеркните. «Света волнуется, переживает, на нас последняя надежда, давайте девочке поможем».
Позицию каждого выступающего для себя фиксируйте. Это вам обязательно добрую службу сослужит.
Параллельно, а может быть, последовательно (когда со Светой разберетесь) из опыта детей бесценный материал для диалога извлекайте. С разных точек зрения на дело смотрите. «Если ты кого-то обидел, что делать нужно?» «Если тебя обидели, когда обижаться перестаешь?»
Иссякла неиссякаемая фантазия малышей? Ничего страшного, зато вся палитра мнений у вас как на ладони. Самое время мотивами поинтересоваться. Почему человек прощения просит? Поближе к примерам детским, чуть ранее озвученным. Все выясните. Сгруппируйте. Когда вину чувствует, переживает, исправиться хочет – одно дело. А если обманывает, наказания боится, для себя извлечь что-то пытается? Жди от такого просителя чего-то недоброго.
Можно и иначе тему раскаяния искреннего и вины поставить. Усомнитесь в действенности предложенных ребятами способов. «А что если все, что вы сказали, не поможет?» Фрагмент из предыдущей истории перечитайте. Уж Света и «плакала, и прощенья просила» и «микстурой поила», а Мила – молчок, все равно обижается. Света же главное средство испробовала, прощения попросила, а все равно мучается, переживает. Один мальчик из экспериментальной группы сказал: «Она вину чувствует». Вот вам и тема вины всплывает. Дети, с которыми мы беседовали, и про стыд, и про совесть упомянули и все это с виной связали.
Опять назад, к тексту вернитесь. Не последний, а предпоследний вопрос ключевым сделайте («Как мне вину свою искупить?»). Надеемся, кто-то из маленьких философов понимает, что «искупить вину» и «загладить вину» – выражения, близкие по смыслу. Если таковых не найдется, вы помогите. Когда о вине и ее преодолении поговорите, вероятно, к такому промежуточному выводу придете: «Вина – это когда что-то плохое сделаешь и тебе плохо, переживаешь. Значит, «загладить вину» это… правильно – сделать что-нибудь хорошее». Само собой разумеется, что подобные абстракции 6-летки осмыслят только после ряда конкретных примеров.
Самое сложное. Вину, искреннее раскаяние, прощение, исправление в одну цепочку соединить да не перепутать. Только единицам, не всем ребятишкам это по силам. Но, уверены, направление правильное. Остальное жизнь подскажет, на свои места расставит.
Интересен такой поворот. «Попросить прощения» и «загладить вину» не одно и то же. Дайте ребятишкам почувствовать разницу, осознать эту непреложную истину. Действительно, всегда ли, когда просишь прощения, ты уже заглаживаешь свою вину, или этого мало? Сами то одну, то другую точку зрения поддерживайте. С доказательствами мы поможем. Аргументы наши испытаны, они от детей получены. Цитируем.
«Если я попросил у Даши прощения за то, что дернул ее за руку, и она меня простила, я же уже не виноват, она же сама простила». Таков, или почти таков, по сути, аргумент «за». Доводы «против» для нас, педагогов, важнее. Они в конечном счете перевесить должны. Должны убедить детей: попросить прощения мало, надо стремиться исправиться, плохих поступков впредь не совершать. «Света у Милы прощения попросила, а Мила ее все равно не простила. Света теперь у нас, что делать, спрашивает, вину свою чувствует, даже плачет». «Я мальчика из соседнего двора, маленького, ударил, он заплакал, я прощения попросил, он простил, а мне все равно его жалко, я даже на себя злюсь, значит, я виноват». «Бывают такие люди, что они прощения попросят, а потом опять плохое сделают, они же виноваты». «Иногда кто-то прощения просто так попросит, чтобы твоей игрушкой поиграть или чтобы ты папе не сказал. Но так нечестно. Они же виноваты».
Еще раз к мотивам, заставляющим человека прощения просить, вернитесь. При необходимости, судя по ситуации, слово «раскаяние» растолкуйте.
Вот уже и финиш впереди замаячил. Если прощения мало попросить, чтобы вину загладить, что тогда-то делать? Станут ли ребята дружить с тем, кто обижает, прощения просит и снова за старое принимается? Ответ нетрудно предугадать. Выходит, только тот прощения достоин, кто искренне раскаивается, лучше хочет стать, добрые поступки совершает. Соответствующими примерами закрепите финальный вывод.
И в конце обязательно время найдите, чтобы о чувствах обидчика и обиженного обмолвиться. О том, кому из них «лучше», поспорьте. В кавычки слово «лучше», сами понимаете, не случайно берем. Опять же на примерах, с последующим обобщением, покажите, что обеим сторонам только хуже. Теперь уже без кавычек, взаправду.

Методические задания

Вопросы для обсуждения:

1. Что должна была делать Света, чтобы Мила простила ее?
2. Чтобы получить прощение, главное его попросить. Согласны?
3. Чтобы получить прощение, главное сказать: «Я больше так не буду». Согласны?
4. Что делать, если просишь прощения, а тебя не прощают?
5. Чтобы получить прощение, главное пожалеть о своем плохом поступке, постараться загладить вину, сделать что-то хорошее, исправиться. Согласны?
6. Что значит «загладить вину», «исправиться»?
7. Вы когда-нибудь просили прощения? За что? Вас всегда прощали?
8. У вас когда-нибудь просили прощения? За что? А вы прощали?
9. Что чувствует человек, который прощает? А которого прощают?
10. В каких случаях необходимо прощать?
11. Если человека уже простили, он может все-таки чувствовать себя виноватым?
12. Как догадаться, что человек не притворяется, а действительно чувствует себя виноватым, хочет исправиться?
13. Если человек попросил прощения, обещал исправиться, но продолжает вести себя плохо, он достоин прощения?
14. Что значит выражение: «Ты понял свою вину»? Разве вину можно понять?
15. Что значит выражение «прощение надо еще заслужить»?
16. Какое прощение можно назвать заслуженным?
17. Можно ли простить человека «просто так»?
18. Какими поступками можно заслужить прощение?
19. Бывает ли так, что человек просит прощения только из-за страха перед наказаниям?
20. Бывает ли так, что человек просит прощения только потому, что у обиженного им есть много игрушек?
21. Можно ли сказать, что человек жалеет о своем плохом поступке, когда просит прощения только из-за страха перед наказанием?
22. Если дать обиженному человеку какую-то игрушку, он должен простить?
23. Человек просит прощения, только чтобы его не ругали?
24. Человек просит прощения только для того, чтобы успокоиться?
25. Когда человек жалеет о плохом поступке, о причиненной кому-то обиде, делает что-то хорошее, полезное, старается принести радость окружающим, от всей души просит прощения, он хороший?
26. Когда человек виноват перед кем-то, ему стыдно?
27. Если вы несправедливо обидели кого-то, вас мучает совесть? Вам стыдно?
28. Что означает выражение «муки совести»?
29. Можно ли догадаться, что человека мучает совесть?
30. Вы просите прощения только из-за того, чтобы остальные ребята не считали вас плохим человеком?
31. Вам бывает жалко тех, кого обижают? Вы приходите на помощь слабым?
32. Злой или добрый человек заслуживает прощения?
33. Если вам нечаянно наступили на ногу и тут же вежливо извинились, вы обидитесь?
34. Вы хотите, чтобы вас прощали?
35. Вы считаете, что обидчик обязательно должен понести наказание?
36. Что будет с человеком, не умеющим прощать?
37. Что будет с человеком, не признающим своих ошибок, не желающим ни у кого просить прощения?
38. Когда попросишь прощения, на душе легко. Согласны?
39. Как вы понимаете слово «провинился»?
40. Как вы понимаете пословицу «повинную голову меч не сечет»?
41. У родителей надо просить прощения, потому что они могут не купить новую игрушку?
42. Если вы обидели родителей, вам их жалко?
43. Что чувствует обиженный человек? А обидчик?
44. Если ты обидел кого-то, плохо только обиженному или тебе тоже?

Упражнение «Кто просил прощения по-настоящему, от всего сердца?»

Обсудите с детьми два маленьких рассказа. Ответьте на вопрос: кто просил прощения по-настоящему, от всего сердца?

Костя обидел Иру и нисколько не жалел об этом. Потом Костя вспомнил, что папа у Иры милиционер. Испугался, с улыбкой подошел к Ире, попросил прощения. Добрая девочка простила Костю. На следующий день Костя снова обидел Иру.

Катя случайно обидела Свету. Увидела, как Света расстроилась, как задрожали ее губки, как наполнились слезами огромные голубые глаза. «Что же я наделала», – подумала Катя. Ей стало очень стыдно, она ругала себя, ей захотелось исправиться. Тихо, опустив голову, Катя подошла к Свете и едва-едва прошептала: «Прости меня, дорогая Света, я поняла, какие неприятности я тебе доставила, обещаю исправиться». Больше Катя никогда не обижала Свету.

Упражнение «Хороший человек просит прощения»

Пусть дети закончат предложение, используя одну или несколько нижеприведенных фраз.

Хороший человек просит прощения:
- потому что боится наказания;
- потому что у обиженного им человека есть велосипед и очень хочется покататься;
- потому что, если не попросишь прощения, не купят мороженое;
- потому что он боится, что его разлюбят;
- потому что он не хочет потерять друга;
- потому что ему жаль обиженного;
- потому что у него есть совесть;
- потому что ему стыдно;
- потому что он хочет исправиться.

Упражнение «Недоверчивая мама»

Однажды произошел такой разговор между мальчиком и его мамой. Мама укоряла сына: «Ты просишь прощения, только когда тебе что-нибудь от меня нужно, ты просто подлизываешься. Получив прощение, ты сразу берешься за старое, ведешь себя еще хуже. Я тебе больше не верю». Сын умолял: «Мама, поверь мне в последний раз!»

Почему мама не верила сыну?
А вы бы на ее месте простили?
Что должен сделать сын, чтобы вернуть доверие мамы?

Упражнение «Мальчик, не умеющий прощать»

Предложите детям закончить рассказ.

Жил-был мальчик, не умеющий прощать. Наступит ли кто-то нечаянно на ногу, посмотрит не так, скажет что-то лишнее, мальчик ужасно разозлится, насупится, замкнется. Только одна мысль на уме: как бы отомстить. И вот уже на всё и на всех наш знакомый обижен: на погоду, на родителей, на друзей, на соседей. И странная штука: чем больше мальчик мстит, тем больше обид появляется. «Почему так выходит?» – думает маленький мститель…

Упражнение «А если тебе так сделать»

Обсудите с детьми ситуацию, ответьте на вопрос.

Мальчик отшвырнул ногою ласкавшегося к нему кота. Кот жалобно замяукал, забился под диван. Папа посмотрел на сына поверх очков и сказал: «А если тебе так сделать?»

Для чего папа произнес эту фразу?

Игра «Как загладить вину»

Водящий перевоплощается в обиженного кем-то человека, рассказывает ребятам о своих чувствах, о том, что с ним произошло.
Игроки на время становятся раскаивающимися обидчиками. Словом, поступком пытаются загладить свою вину, заслужить прощение. Победитель становится водящим.

Игра «Кто старое помянет…»

Игроки просят друг у друга прощения за вольно или невольно причиненные обиды.